Газеты
Великая Отечественная

Война и любовь. Роман в письмах

13 мая 2018
В шестом выпуске сборника «Костер у Сороти», выпущенном к 60-летию Победы, были опубликованы стихи «Шура Лабазина» автора Егора Кирилловича Кириллова, посвященные памяти внучки, погибшей при разминировании в д. Дубровы 16 ноября 1944 года.

Коренные жители деревни Подлипье, члены большой и дружной семьи Кирилловых – Лабазиных, вспоминали: «В пяти километрах от Новоржева стояла прекрасная деревня Подлипье. Прекрасна она была фруктовыми садами, которые были у каждого домохозяина. Много красы придавала  речка Кривица, протекавшая в низине деревни. Посреди деревни со стародавних времен расположен пруд, по берегам которого росли и весною цвели черемуха, вишни, липа, сирень, где распевали соловьи. Кроме того, в деревне росли гигантские липы – остатки старинной аллеи, что придавало красоту ландшафту. Деревня была красива жизнерадостной и кипучей жизнью человека. Люди славились трудолюбием, веселым нравом, добродушием и гостеприимством, любили и умели работать…»

В молодой семье из д. Подлипье Михаила Сергеевича Лабазина и Антонины Егоровны Кирилловой 25 февраля 1925 года родилась девчушка Сашенька. В 1928 году отец уехал в Ленинград на заработки, следом, на обустроенное жилье переехала жена с дочерью.  В своей автобиографии в 1944 году Александра рассказывает о себе, делая иногда анализ своей деятельности: 

«В 1932 году я поступила в 6-ю школу Володарского района, в 1938 году продолжала заниматься в 4-й школе Выборгского района. В 1938-1939 гг. была звеньевой, в 1940 г. входила в состав ученического комитета, но здесь с работой справилась не вполне удовлетворительно. Мне, тогда 15-летней девчонке, инструктаж не был дан, а у самой инициативы не было. Работала я тогда в культмассовом секторе. С октября-ноября 1940 г. уже начала работать редактором стенной газеты в классе, принимая некоторое участие в работе школьной библиотеки. В 1941 году, выдержав экзамены по алгебре и литературе письменно – «хорошо», остальные – «отлично», 15 июня уехала в д. Подлипье на летние каникулы, где меня захватила война и где я жила все время оккупации, занимаясь сельским хозяйством, помогала бабушке и дедушке, родителям матери. 

С 20 сентября 1943 года я была мобилизована на строительство оборонительной линии. Когда происходили другие наборы, повесток мне не было, то ли потому, что мой знакомый Евдокимов Н.М. был знаком с работниками биржи труда Барковым Владимиром и Ивановым Львом, которые имели связь и позднее ушли в партизаны. Но все же однажды, перед большим набором молодежи в Германию, пришлось «заболеть». На этой линии я проработала до февраля 1944 года.

На мои просьбы к Евдокимову взять меня с собой в партизаны, он отвечал отрицательно, говоря, что это опасно и что туда идти можно попозже. А когда однажды он обещал все же приехать, то помешала засада немцев. Самой же уйти мешали родные, особенно следила за мной Лабазина Наталья Федоровна, жена моего дяди. Лишь только я соберусь уйти, она поднимает всех родных, которые начинают плакать. Так и ушли без меня ребята из деревень Волчицкое и Слобода, когда их назначили на переселение в Латвию».

До 10 марта шли бои по освобождению нашего города в 1944 году. Действующая армия не стояла на месте, а продолжала наступательные действия, проходили тыловые части обеспечения. Оставались немногочисленные местные жители, возвращая к жизни порушенные дома и хозяйства. А молодежь не замечала разрухи, она бежала навстречу  чему-то новому, необычному, видеть и познать новых людей, ожидая от них только доброты и внимания. Эта новая чувственность придавала новые силы.

В водоворот новых чувств попадает и Александра Лабазина, встретив танкиста капитана Давида Чечика. И полетели письма на фронт к любимому, иногда ответы… затем тишина и только письма на фронт. 

«27.03.44.  Милый, славный Данек! Я тебе сразу начинаю надоедать письмами и предупреждаю заранее, что закидаю совсем. Я думала, мне будет с кем поговорить о тебе (с Аней, с ребятами), а оказалось, что кроме бабушки и тети Наташи никого нет, с кем я могла бы вполне откровенно разговаривать, кому бы я могла довериться. Ты знаешь, Даня, они просто в восхищении от тебя. Они все хотят знать, всем интересуются, что касается тебя, твоей жизни, работы. Лишь только я встретилась с бабушкой, она сразу же спросила о тебе, да и мне это не неприятно, потому что, когда я говорю о том, кто мне близок и дорог, то делается как-то легче.

А без тебя, милый, так тяжело, так грустно, что я не могла быть дома и пошла в лес, где вы стояли. Я долго, долго ходила там по дорогам, по шоссе, по всем уголкам, где мы с тобой вместе бывали. Это, Данюша, наивно немножко, но меня успокаивала обстановка, среди которой ты жил. Я стояла под сосной, где стояла ваша машина, и мне казалось, что вот сейчас покажешься ты, подойдешь, улыбнешься, приласкаешь. Мне все мило в тебе, Даня. Твоя стремительная, легкая походка, твой плутовато-озорной взгляд больших темных глаз, откровенность, веселье безудержное. Я так представляю тебя, милый, как будто ты здесь, рядом со мной, не забыть мне твой голос, ни того, что было сказано.

Когда машина поехала с тобой, так я, Данек, так бы и полетела вслед тебе, так было больно сердцу, что даже Галина это заметила. «Он вернется, и встретитесь! – сказала она. – А сейчас письмо жди». Да, Данюша, пиши и пиши мне, хотя бы коротенькие записки… Пиши обо всем: о себе, о работе, об успехах, о неудачах. Береги, милый, себя, но не в ущерб долгу и чести. Я же жду тебя всегда, какой бы ты ни вернулся. Но все же, дорогой,  помни, что любовь тогда лишь хороша, когда взаимна, поэтому, если ты найдешь другую, то пиши сразу, чтобы я не надеялась, не ждала и не мечтала. Но все-таки я не думаю, не верю, не хочу даже предполагать, что это может случиться. Я верю только лишь в счастливое будущее вместе с тобой, Данька. Твоя «рыжуля».

Долгое отсутствие писем побудило Александру написать в воинскую часть, откуда ей сообщили о службе ее мужа капитана Чечика Давида Ехильевича. После встречи молодой пары в мае месяце, Давид едет в Ленинград навестить родителей. 

«3.06.44. Твой образ стоит предо мной, усиливая ежеминутно боль разлуки с тобой. Милая Рыжуля!!! Не знаю с чего начать мое первое письмо. Я весь заполнен тоской, которая давит меня так, что становишься безразличным и равнодушным даже к своим близким. Мысли разбросаны. Грусть и тоска, тоска и грусть. Постараюсь сосредоточиться. Отца и мать узнал при встрече на улице, они ехали сажать картошку. Встреча была трогательной, но они меня не узнали. Вероятно, война наложила свой отпечаток. К моему огорчению, родители и любимая тетушка выглядят жутко…». 

«7.06.44. Милая Сашенька – Рыжуля! Знаю. Ругаешь меня за то, что молчал. Ты права. Поверь, что я все время был с тобой (мысленно). Порой мне казалось, что я сойду с ума. (Далее подробно описывает, как навещал всех родственников). Да, твоя мама находится в Ленинграде. Можешь гордиться своими родственниками, Рыжуля.  Получил назначение, выезжаю в часть. Моя мама и тетя тебе напишут. Ты им очень понравилась. Я им рассказывал о тебе и о наших встречах, а также читал письма. Санек, мысли разбежались, не знаю о чем писать. Честное слово! Саша! Как мне хочется сейчас увидеть тебя и побыть с тобою… Тетя Лиза сейчас будет тебе писать послание и свое благословение. Следующее письмо жди с места моего назначения. Еще раз крепко целую тебя, Рыжуля. Я сейчас еду в Москву. Давид».

«20.06.44  –  27.06.44. Я, конечно, жив и т.д., но мне грустно, мой милый друг… Санек! Рыжуля, пиши мне так, как первые письма писала. Чтобы я мог чувствовать тебя по-прежнему. На днях я тебя видел во сне, в объятиях незнакомого военного… Работаю очень много, да и к тому же не знаю много, очень много. Работаю и учусь. Но зато интересно. Рыжуль, чертовски хочется тебя видеть, но… ясно? Напиши, собираешься ли ты уезжать к своим? Как твое самочувствие?.. Пиши моим старикам, им очень понравились твои письма. Письмо отправляю в конверте, купленном в г. Черновицы».

«9.07.44. Здравствуй, Даня! Спешу ответить на письмо, которое только что принесли. Ты знаешь, Данюша, я сначала даже испугалась. Такой конверт! Ведь от одного вида умереть можно! В них похоронные лишь присылать. Эти черные полоски прямо-таки кричат о чем-то неприятном. Сегодня, приехав в Бежаницы (через Ашево нужен пропуск, прошлый раз мне его достал Миловидов, а сейчас мы с Галиной ехали через Чихачево), наконец-то получила долгожданное письмо…». 

Александра убеждает своего супруга в верности и ожидании его: «Я жду тебя, родной, жду каждый день. Сначала даже казалось, что вернешься… уже это глупость. Позднее рассчитывала, что заедешь по пути в часть. Но – все напрасно. Тебя нет. И все равно жду, жду вопреки рассудку. Знаю, что сейчас ты далеко от нас, но в то же время кажется, что где-то здесь, совсем близко. Это, наверное, потому, что все время думаю о тебе. Данек, напиши папе, он написал мне: «…меня очень беспокоит то, что моя милая доченька, которая не видела и не знала своей веселой жизни, решила сделать такой серьезный шаг в новую жизнь. Мне очень жаль ее». Я ему написала подробно обо всем. Он отвечает: «Ну что же, пришли твои лета такие. Но если будет хороший твой муж, то, конечно, это после войны, жизнь может протекать радостно и весело. Сейчас же желаю от всего сердца хорошей, счастливой, семейной жизни, любить и уважать друг друга. Передай привет Д.Г. от вашего папы. Желаю ему счастья в его воинской жизни и скорой победы над врагом…». 

Каждое письмо Сашеньки наполнено любовью, в каждом она напоминает о своем ожидании, описывает окрестности деревни: «20.07.44 г. …А погода, Даня! Какая чудная погода, родной, стоит сейчас! Жара неимоверная, зато и грозы. Как будто наступает библей-ский «конец света»: ветер даже свистит, деревья гнутся чуть ни до земли, дождь – ливень, небо черное-черное, лишь изредка освещает молния да грохочет гром. И страшно, и красиво! А бабоньки сидят по углам, крестятся, вспоминают грехи, просят прощенья. Чуть потише станет, подальше уйдет «страсть господня» – смотришь, опять собрались вместе «грешить». Смех, да и только! И все это от чистого сердца, с искренней душой!..»

«30.07.44. Не могу, родненький, не могу я тебе не писать. И так целую неделю буквально терпела, хотя с великим трудом. Вчера вернулась из Тифино. Шла через Макарихино и дальней – нашей  дорогой. Знаешь, Данюша, его совершенно не узнать: деревья срублены, трава высокая-высокая, стоят одни лишь горелые пни, сосны той тоже нет. Сколько воспоминаний вызывает этот лес, мостик, наш прощальный. Каждый шаг, милый, по этой дороге, где я шла одна, мучительно отзывался в сердце. Все напоминает о тебе, я почти что осязаю тебя, почти наяву вижу тебя, вечно в движении, с улыбкой на губах…»

Почтовая карточка, отправленная Сашей, вернулась с пометкой «адресат выбыл 2.8.44». Ответ Главного управления кадрами на запрос о розыске Чечика Д.Е. от 6.10.44.: «Сделан запрос в воинскую часть, откуда получите ответ». Вероятно, Давид погиб или пропал без вести, т.к. впоследствии родственники получили назад часть писем, которые были возвращены семье Лабазиных. 

Забрала война страшную дань – жизни молодых, полных желаний людей. Остались документы и письма – свидетельства чистого чувства юноши и девушки, написанные карандашом и чернилами на немецких бланках, обрывках карты учебника и нескольких листках ученической тетради, мелким и убористым подчерком Александры и размашистым – Давида. Письма, передающие эмоции и подробности жизни в уже далекое от нас время, сохраняя память об ушедших, давая возможность ныне живущим задуматься о быстротечности жизни и в том ее ценности.

М. Пахоменкова, заведующая музеем.

Люблю природу и свободу!
21 октября 2018
Как сохранить бодрость духа до почтенных лет? Этим вопросом часто задаются люди самого разного возраста. Своими секретами активного долголетия с нами поделился Л.Н. Иванов из д. Потапово. Этому пожилому человеку скоро уже исполнится 83 года, но он по-прежнему держит хозяйство, сам заготавливает сено и дрова, увлекается рыбалкой…
Стена ушла, крыша поехала…
21 октября 2018
На заседании комиссии администрации района по жилищным вопросам было рассмотрено несколько обращений граждан. Одно из них вызвало особый интерес.
АРХИВНЫЕ ХРОНИКИ
21 октября 2018
Из фондов муниципального архива Новоржевского района
С праздником, коллеги!
21 октября 2018
На протяжении многих лет в дорожной организации г. Новоржева работает специалист В.В. Богданова. Накануне профессионального праздника мы попросили ее рассказать о работе и о себе.
ЛИШАЙНИКИ НА ЯБЛОНЯХ
21 октября 2018
После того, как увидела, что на коре моих яблонь появились наросты и пятна, нашла информацию: это распространенная болезнь плодовых деревьев – лишайники. Кислоты, содержащиеся в них, тормозят рост растений, высасывая из коры сок, что приводит к сильному угнетению деревьев и может стать причиной их гибели. У зараженных культур плоды, как правило, мелкие, не сочные и вялые. Поэтому я стала с ними бороться.